О музыке, Японии о прекрасной цветущей сакуре


Необычные гости были в минувший четверг в пресс-клубе "Биржи". Очень необычные! Уже хотя бы потому, что японцы. Ёсинори Сато и Макико Кай, супруги. Оба они музыканты. Ёсинори скрипач, Макико пианистка. Несколько лет назад Макико проходила стажировку в нижегородской консерватории, а Ёсинори совершенствовал свое мастерство в Академии Листа в Венгрии. Закончив стажироваться, молодые музыканты вернулись в Японию. И вот сейчас они решили совершить небольшое турне по городам, где учились. По городам, с которыми их связывают столько теплых, незабываемых воспоминаний. П о городам, где остались их друзья (один из них, гитарист Владимир Митяков, выступил вместе с Макико и Ёсинори). Теперь немного для справки. Ёсинори Сато начали учить игре на скрипке в четыре года. В детскую студию при музыкальном институте его привели родители. Макико начала учиться музыке несколько позже - в шесть лет. Она занималась по классу фортепиано, а желание, чтобы ее дочь связала судьбу с фортепиано, высказала мама Макико, сама пианистка. Система музыкального образования в Японии не такая, как в России. У нас, напомню, сначала учатся семь или восемь лет в музыкальной школе. Потом поступают в музыкальное училище и четыре года учатся там. После музыкального училища поступают в консерваторию и получают там образование еще в течение пяти лет. В Японии система иная. Там шесть лет учатся в музыкальной школе начальной ступени, потом еще три - в школе средней ступени и еще три - в школе высшей ступени. По окончании музыкальной школы высшей ступени можно поступать в консерваторию. Именно таким образом и выстроили судьбу Макико и Ёсинори. Они окончили музыкальную школу высшей ступени и поступили в консерваторию в Токио. Макико закончила ее по классу фортепиано и композиции, Ёсинори - по классу скрипки. Дальше их судьба складывалась так. Макико после окончания консерватории закончила еще аспирантуру. Но и на этом не остановилась. Она приняла участие в конкурсе, выиграть который значило получить стипендию для поездки в Россию на стажировку. Макико выиграла этот конкурс. В Минкульте России, однако, решили направить ее для продолжения образования не в Москву и не в Санкт-Петербург, а в Нижний Новгород. О существовании такого города Макико Кай до этого судьбоносного момента даже не догадывалась. Но в Нижний так в Нижний. Макико прилетела в Москву, добралась до вокзала, села в поезд, приехала. И вот с этого момента начались приключения, каких ждать она не могла и которые запомнились ей, как первая яркая страница российской жизни. Для начала ее никто не встретил на вокзале. Сидела она, сидела на чемоданах - никто за ней не пришел. Пришлось самой искать такси, объяснять (почти исключительно знаками и жестами - по-русски Макико практически не говорила), что ей надо в консерваторию. Наконец, все устроилось. Машина нашлась. Шофер привез Макико в консерваторский двор. Выгрузил ее чемоданы. Лихо развернулся и... уехал. И вот теперь представьте себе Нижний Новгород - закрытый город! - образца 1992 года. Раннее утро. У подъезда консерватории - не говорящая по-русски японская девушка с чемоданами. Самое интересное, что о ее приезде в Нижнем никто и не подозревал. В Министерстве решили направить Макико в Нижний, но позвонить в консерваторию забыли. Не удивительно, что, когда ректор с утра пришел на работу и ему указали на растерянную Макико Кай, его единственным - тоже растерянным - вопросом было: "Кто это?" Потом, правда, все устроилось наилучшим образом. Макико была в восторге от своего педагога, профессора Берты Соломоновны Маранц, знаменитой ученицы Генриха Нейгауза. Появились друзья. Жизнь потекла, полная музыки и новых впечатлений. Но это потом. А сначала была только растерянность: как буду я тут, в этой непонятной стране? Приключения, хотя и несколько иные, ждали после окончания японского вуза и Ёсинори. Он тоже решил еще повысить уровень своего мастерства, продолжив образование в Европе, в Германии. Год работал, копил деньги. Накопил, приехал в Мюнхен. В Мюнхене Ёсинори стажировался, однако, всего две недели. А потом уехал в Будапешт. Не то чтобы в Германии учили плохо или профессор был нехорош. Профессор был великолепен. Но ему, увы, не хватало одного качества, без которого обучение Ёсинори не могло идти так успешно, как тому бы хотелось. Профессор был... молод! А потому воспринимать его как почтенного учителя-сенсея японский скрипач не мог ни при каких условиях. В Венгрию же поехать порекомендовал Ёсинори коллега-музыкант. По его словам, в Академии Листа в Будапеште Ёсинори мог найти того, кого искал. Так и получилось. Венгерским профессором Ёсинори Сато проникся сразу. Однако чтобы поступить к этому профессору на стажировку, надо было сдать экзамен. Пришлось вернуться в Японию и готовиться. Но уже в следующем учебном году Ёсинори был принят и стал заниматься, наслаждаясь полным осуществлением своей мечты. Приезд в Венгрию тоже начался для Ёсинори с казуса. Прибыв в Будапешт, первым делом японский музыкант направился в банк получить наличные деньги. "Это в другом окне", - произнесла банковская служащая до боли знакомые нам тут в России слова. Ёсинори отправился к другому окну. "Это там", - неопределенно махнула рукой следующая служащая, к которой молодой человек обратился. В общем, гоняли его, гоняли. В конце концов он оказался у первого окна. Выяснилось, что тут-то все-таки и должны ему выдать деньги. Но... "Два часа, - строго сказала служащая. - Банк сегодня работает до двух", - и захлопнула окошко. Это было в пятницу. Из чего - все правильно догадались - логически вытекает, что деньги в Венгрии японский гражданин мог получить только через три дня, в понедельник, поскольку ни в субботу, ни в воскресенье банки не работают. Так и мыкался Ёсинори-сан до понедельника. Ёсинори и Макико, между прочим, неплохо владеют основами кэндо и дзюдо - знаменитых японских боевых искусств. Как объяснили они гостям и хозяевам пресс-клуба "Биржи", боевые искусства в Японии по традиции изучают в общеобразовательных школах как обязательный учебный предмет. А свое выступление в пресс-клубе "Бирже" Ёсинори Сато начал с... "Чардаша" Монти. Причем играл его с таким увлечением, так вдохновенно, что просто невозможно было не спросить: - Вы особенно любите играть именно такую, зажигательную музыку? - Почему же? Мне нравится разная музыка. Как и сам человек, музыка может быть очень различной по характеру. Поэтому для музыканта-исполнителя составить программу, которая затрагивала бы все стороны души слушателя, - сложная задача, требующая длительных размышлений. - А почему вы начали выступление именно с "Чардаша" Монти? - Где бы и когда бы я его ни играл, я вижу: всегда в ответ на лицах появляются улыбки, люди радуются. Это приятно. Хочется играть еще и еще. - Стажировка в Венгрии сделала вас немножко венгром? Верно ли предположение, что вы в Будапеште сделались преданным любителем венгерских мелодий и ритмов? - Вряд ли можно сказать, что венгерскую музыку я люблю больше, чем другую. Хотя, когда я жил в Венгрии, мне, конечно, приходилось слышать и много профессиональной венгерской музыки, и песни цыган. Это, наверное, оставило свой след. - Вас начали учить музыке так рано; Ёсинори - вообще в четыре года. Насколько типично, что родители отдают детей учиться в столь юном возрасте? - Четыре года - это, конечно, рановато. Обычно родители отдают детей в музыкальную школу в шесть лет. В первые годы набор учебных дисциплин невелик. Это ритмика, сольфеджио, специальность. Вот и все. - В России скрипка сегодня, к сожалению, мало популярный инструмент. Намереваясь учить детей музыке, наши родители выбирают обычно пианино. Насколько популярна скрипка в Японии? - Очень популярна. Это объясняется сугубо практическими причинами. Японские семьи живут в квартирах с тонкими стенами. Громкие звуки мешают соседям. Поэтому желающих играть на скрипке гораздо больше, чем желающих играть на фортепиано. - То есть что же получается, на барабанах там вообще никто не учится играть? - Учатся. Но занимаются эти музыканты на берегу моря. - Где, позвольте поинтересоваться, вы работаете? Выгодна ли с материальной точки зрения профессия музыканта? - Мы с Макико преподаем. У меня довольно много учеников. Младшему 8 лет, старшему 74. Заработки у преподавателя музыки не очень высоки. Если не любишь это дело, лучше не выбирать такую профессию. - Япония славится во всем мире своими высококачественными электронными музыкальными инструментами. А что японцы больше любят слушать? Живую классическую музыку или электронную? - Живую классическую музыку японцы любят, к сожалению, меньше. Увы. - Позвольте неожиданный вопрос. Для нас, впрочем, он вполне актуален. Недавно в России было много дебатов на тему "менять или не менять слова государственного гимна, а если менять, то на какие?" Могло ли быть в Японии что-то подобное? - Государственный гимн в Японии посвящен императору. Он имел значение и воспринимался как песня, имеющая определенное содержание, только во время Второй мировой войны. Тогда вообще появились и пользовались популярностью многие песни патриотического содержания. Но сейчас эти песни практически не исполняются. Как-то незаметно они ушли из репертуара. Что касается гимна, то его слова сейчас, видимо, никто не воспринимает как нечто самостоятельно значимое. Слова слышат только как приложение к музыке, не вдумываясь в их смысл. В Японии есть движение, которое предлагает заменить слова государственного гимна. Но это движение крайне малочисленно. Большинство же граждан к тому, какие у гимна слова, абсолютно равнодушно. - Какую русскую музыку любят в Японии? - Рахманинова, Чайковского. Знают и русские народные песни - "Калинку", "Тройку". - А какая народная песня в Японии так же популярна, как в России - "Калинка"? - Песня "Сакура". Это песня о цветущей сакуре, которая похожа то ли на неясную дымку, то ли на туман над горами. Грустная песня. - О любви там тоже поет ся? - Нет. В Японии в народных песнях гораздо чаще поют о природе и только редко - о любви. - Ваши впечатления от Нижнего? - Огромная река Волга. Откос, с которого открываются невероятные дали. И, конечно, люди. Прекрасные дружественные люди, с которыми так хорошо, так приятно общаться... Вера РОМАНОВА