На одном заповедном островке...


Заповедный островок - это не в буквальном смысле. В буквальном - это "Любава". Группа девушек-певиц, в которую добавлен один-разъединственный молодой человек (тоже, естественно, поющий), и аккомпанирующий им небольшой мужской инструментальный состав. Образ же островка пришел мне на ум потому, что сравнение с ним удачно показывает несколько особенностей "Любавы". Во-первых, репертуар. Коллектив поет фольклорную песню, но не деревенскую крестьянскую, как другие, а мало знакомую городскую. Он поет эстрадную песню, но не современную, а классическую. И наконец, он поет не для всей-распревсей публики, а для отдельно взятых зрительских групп. Там, где удастся организовать концерт. "Любава" - муниципальный ансамбль народной песни. Создан в 1997 году. Все участники коллектива профессионалы: закончили музыкальное училище либо консерваторию или учатся в музыкальном училище либо в консерватории по специальности "народное пение". В пресс-клубе "Биржи" "Любава" была не в полном составе (полный бы не поместился), но в лице представителей, среди которых присутствовали и руководители: Валерий Логунов, отвечающий за художественную часть, и Николай Гуськов, директор. Они-то по преимуществу и отвечали на наши вопросы. Вопросов же, как водится было пруд пруди. А начался разговор с того, что, несмотря на все очевидные привлекательности ансамбля, "Любава" в Нижнем Новгороде не нарасхват. Концерты она, конечно, дает, но гораздо меньше, чем хотелось бы.

- Странно... Мне казалось, что народные песни, в отличие от сложной симфонической музыки, пользуются широкой популярностью.
- К сожалению, нет. Народной музыке так же трудно пробиться к современному слушателю, как и классической. Это закономерно, потому что музыкальный язык, который навязывают людям радио и телевизор и к которому привыкают сейчас с юных лет, - это язык эстрады. Народные песни, какими бы они ни были веселыми и красивыми, требуют от слушателя умственного усилия. Души же наших современников инертны. Напрягаться не хотят. Потому люди и предпочитают попсу народной песне. Можно даже сказать довольно точно, когда в нашей стране стал угасать интерес к народному искусству.
- Когда?
- В 70х-80х годах.
- Вы считаете, в этом виноваты радио и телевизор, которые упорно не хотят показывать народных исполнителей? Обычно вину за народную нелюбовь к народному искусству валят только на средства массовой информации...
- Есть разные причины. Одна из них - в том, что к 1970м годам в стране народное исполнительство стало в основном самодеятельным. У государства тогда была такая внутренняя политика. Самодеятельных ансамблей было великое множество. Для них строили Дворцы культуры, им выделялись средства. Профессиональным коллективам, кроме нескольких московских, не на что было существовать и негде было базироваться. Вот публика в те годы и слушала практически только самодеятельность. А ее уровень, как известно, - уровень все же средний, а не высокий. Фальшивое пение, неинтересный репертуар, плохой аккомпанемент принесли народной песне много вреда. Публика разочаровывалась, и это разочарование отзывается еще и сегодня.
- То есть молодежь уходит с ваших концертов?
- Реакция часто такая: сначала зал настроен скептически, отпускает насмешечки. Потом устанавливается тишина. Такое впечатление, что люди не понимают, что происходит. Постепенно возникает интерес. А заканчивается концерт овациями. Но это, если публика молодая. Когда же нам случается выступить перед пожилыми слушателями, зал и подпевает, и подтанцовывает. Даже не представляете, какие это трогательные моменты, когда в глазах стареньких бабушек и дедушек появляется молодой блеск и веселая удаль...
- То есть не бывает так, что вам не удается пронять публику?
- Были случаи, когда отдельные подростки уходили с наших концертов. Но именно отдельные. Чтобы мы не увлекли пением зал, такого не было. А однажды на городском празднике мы выступали на улице, и нас озвучивали молодые ди-джеи, ребята 16 - 17 лет, профессиональные дискотетчики. Сначала они относились к нам никак. Смотрели свысока, мол, вот, приходится делать неинтересную работу. Но когда они нас послушали, были ошеломлены. "Мурашки, - признался один, - от вашей музыки по всему телу бегают".
- Вы поете не старинную крестьянскую песню, а городской фольклор, появившийся, как известно, в России поздно, чуть ли в начале прошлого века. Это у вас такая сознательная позиция? "Ниша", обеспечивающая вам собственное место под солнцем?
- В принципе, мы поем все, и у нас есть очень много разных песен. Но вы заметили правильно: главная часть нашего репертуара - городская песня и городской романс. Они на слух звучат вполне современно, нравятся нам самим и в нашем исполнении представляют собой чистой воды эксклюзив, поскольку аранжирует эти номера Валерий Логинов, наш руководитель, специально для нас. Мы четко определяем свою задачу и последовательно решаем именно ее.
- И что же это за задача?
- Наша главная задача - красивыми народными голосами донести до слушателя профессионально отрепетированную и профессионально аранжированную городскую народную песню.
- Сколько перемен костюмов есть у девушек в вашем ансамбле? Кадышева, помнится, за время концерта меняет наряды шесть или семь раз.
- К сожалению, перемен нет. У каждой певицы есть один костюм, единственный и неповторимый. С тем уточнением, что для выступлений на улице зимой у нас есть теплые шубки. Не настоящие шубки, конечно. Так, некое подобие...
- Вопрос к девушкам: почему вы выбрали такую своеобразную и не слишком востребованную нынче специальность - народное пение? Это ведь в глазах большинства нашего народонаселения даже и не профессия, а так, что-то вроде пустой забавы. Ну ладно специальности "исполнитель на скрипке" или "исполнитель на рояле". Хоть и не востребованные, но все же понятные и признаваемые. А ваша? Что вас к ней привело?
- Многие выбрали эту музыкальную специальность, потому что имеют от природы богатый народный голос. Отчего же было бы таким голосом пренебрегать? И потом, есть еще понятие любви. Все, кто поет в "Любаве", любят народную песню. В этих словах нет позы, нет желания покрасоваться. Мы действительно такой коллектив, который всей душой ратует за народное творчество, народное искусство.
- Как вы относитесь к своим коллегам - исполнителям народной песни, которых прославило телевидение? Бабкиной, Кадышевой, группе "Иван Купало"?
- Во-первых, мы их слушаем. Во-вторых, мы понимаем, что многое отличает нас от них. Мы никогда не позволяем себе петь под фонограмму. Мы поем такие аранжировки, каких нет ни у кого из них. Мы поем из любви, а не ради коммерции. Кроме того, мы не можем не отмечать некоторых профессиональных недочетов в исполнении наших знаменитых артистов. Например, нам слышно, что у Кадышевой очень небольшой голосовой диапазон, а поет она, не выражая практически никаких эмоций голосом. Красота ее пения - в окраске голоса. Красота наших песен - в многоголосии. Бабкина давно перестала петь вживую, поет только под компьютерно исправленную фонограмму. "Иван Купало" - в принципе студийный коллектив, то есть это совершенно иное художественное явление, чем наши живые концерты.
- При всем разнообразии песен, которые есть в вашем репертуаре, вы все-таки поете в одном неизменном стиле, который сегодня кажется архаическим, устаревшим. Отчего бы вам не поэкспериментировать, не попеть что-нибудь в духе сегодняшней эстрады? Поклонников бы, возможно, добавилось. Программа бы стала еще интересней...
- Нельзя ставить шоу на один уровень с искусством. Мы записали недавно одну песню в современном эстрадном стиле. Но подобное творчество никогда не будет основой нашего репертуара. Да, время требует учитывать мнение тех людей, которые заведуют сегодня банками. Но их вкусы ориентированы не на то, что было накоплено веками в нашей национальной культуре, а на то, что пришло к нам Запада. И не было бы в этом ничего особенно плохого, если бы "западное" у нас не приобретало таких уродливых форм, какое оно здесь приобретает! Чтобы западное у нас приобрело нормальный вид, либо нам надо долго-долго готовиться, либо решительно его изменять, приспосабливая к нашим собственным вкусам.
- Как на ваши песни реагируют банкиры, перед которыми, как известно, вам иногда случается выступать?
- Это самая сложная слушательская аудитория. Может, их и забирает народная песня, но они считают, что не должны показывать своих чувств. Вот и сидят без движения на лице, как будто им все равно. Но если мы выступаем дважды, до банкета и после, то часть "после" разительно отличается от части "до". Как будто тут и там разные люди. Люди, однако, одни и те же.
- Нельзя ли узнать, какие песни вас просят спеть по заказу публики? Все знают, что музыкантам сейчас принято заказывать музыку.
- "Златые горы", "Черный ворон", "Шумел камыш" и "Ой, мороз, мороз". В любой аудитории это самые популярные заказы.
- А не по заказу вы эти песни поете? Какие вообще хиты есть в вашем обычном репертуаре?
- Мы поем песни знакомые, но все же не самые популярные. "Хитов", как вы говорите, в наших обычных программах нет. Перечисленные песни мы не споем в концерте, даже если попросят. Это принципиальная позиция, и мы хотим остаться самими собой.
- Интерес к народному искусству можно было бы хотя бы немного оживить в Нижнем Новгороде, занимайся вы педагогикой. Представляете, у каждого из 24 членов "Любавы" был бы свой маленький фольклорный коллективчик. Сколько нового народу приобщилось бы к красотам народного пения!
- Исполнительство и педагогика - разные профессии. Делить себя между тем и этим, значит, меньше отдавать одной работе. Мы выбрали пение и вкладываем в него время и душу...

Вера Романова