К циклу портретных очерков  «у Места».

                                                                                                            Клюкин  Лев Петрович,1947 года рождения,                                

                                                                                                            уроженец села Спасского, Спасского района,        

                                                                                                            Нижегородской  области

                                                        

                                                                    Об авторе

 

    Лев Петрович Клюкин  родился 3 апреля 1947 года в  селе Спасском.  Детство было послевоенное, но все же, по его словам очень счастливое. Вместе с другими ребятами все свободное  время Лева проводил на природе: на речке, в лесу, в походах… В школьные годы всей душой полюбил спорт: волейбол, лыжи.  Но уже в те годы на первом месте по увлечениям была охота, на которую с удовольствием отправлялся вместе с отцом и его братьями.                                 

   В 1965 году окончил Спасскую среднюю школу. Затем служба в армии в Военно-морском флоте.  Вернувшись со службы, возглавил районное добровольное общество   ДСО « Урожай». В 1971  по молодежному призыву поехал работать в г. Москву в органы МВД.  Направление работы было оперативно-спортивное, поэтому параллельно  учился в одном из спортивных московских  ВУЗов. А в конце 90-х годов вернулся на родину в село Спасское.

Л.П. Клюкин  ведет активный образ жизни: прогулки зимой - на лыжах, летом и осенью – на велосипеде или пешком, купание, рыбалка, охота – вот далеко неполный перечень его увлечений. Он и сейчас постоянный участник различных спортивных соревнований. Состоит в районном обществе охотников Спасского района.

Но самое главное его увлечение – это любовь к природе. Он относится     к природе не как потребитель, а как истинный ее ценитель.  По истечении времени на плече охотника все чаще появляется бинокль, а не ружье. Он любит и, главное, умеет видеть и слышать природу и животный мир. Своими наблюдениями автор хочет поделиться с другими людьми, чтобы привлечь внимание спасчан к проблеме сохранения природы края. Его материалы и наблюдения  печатаются на страницах  районной газеты, в которых автор призывает  ценить и уважать природу, беречь ее.

В свободное время Л.П.Клюкин занимается резьбой по дереву, а также таксидермией (изготовление чучел). В Спасском районном народном историческом музее с его помощью создан раздел о живой природе. Чучела птиц и животных, изготовленные Л.П. Клюкиным, располагаются в экспозиции «Фауна Спасского района».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Колодец, дай воды напиться…..

 

Первозданная история села Спасское, как, впрочем, и любого другого старинного русского села, напрямую связана с его колодцами-источниками. В старину они играли огромную роль в жизни сельчан. Без воды не могли обойтись не только люди, но и в первую очередь скот крестьянских подворий. Молоко и молочная продукция  являлись тогда, пожалуй,  основным источником пропитания,  и коровушки-кормилицы стояли почти в каждом сельском дворе.

Человек в те прошлые времена очень бережно, как к живому существу, относился к своему колодцу. На основных жилах источника общими усилиями жителей ставились широкие деревянные срубы высотой почти в человеческий рост. Над срубами возводилась деревянная постройка, напоминающая собой маленький домик с крышей и дверкой с замком. Замок вешали больше для порядка – бросить в колодец какой – либо хлам было  не позволительно. Из сруба  выводилась сливная металлическая труба, которая наполняла водой  деревянные колоды.  В крещенские праздники здесь спасчане  могли не только набрать святую воду, но и окунуться в одной из колод.

На территории Спасского было порядка пяти таких основных колодцев. У  Карашева  с его двумя широкими колодами по субботам собиралась целая очередь – здесь женщины полоскали белье. Колодец поил Рабочую, Пролетарскую, малую и большую Кустарные и другие улицы. Матяев ключ давал воду жителям Рабочей, Торговой, частично   улице Ленина. Он находился в конце Рабочей улицы почти напротив Красного моста.

Студёный колодец, что скромно приютился под самой горой, где сегодня радует глаз спасчан парк Победы, поил водичкой большую часть Октябрьской и ряд нижних улиц села. Святой источник давал жизнь почти всему Глазову порядку. Воды этого источника, сливаясь с родниками Живлачихи и Святого оврага, образовывали речку Дранка, которая перед  Красным мостом соединялась с речкой Лазутка, несущей свои воды из Студёного и Карашева колодцев. В то время действующий Матяев ключ также пополнял воды этих речек. Уже на выходе из Спасского она принимала воды еще двух  довольно больших  источников -Пателькина и Монастырского ключей.

И продолжала эта  речка свой путь уже под другим названием- Сюрюха. Она текла дальше и между  Масловкой и Турбанкой вливалась в реку Урынга. И лишь один источник, который берет своё начало от бывшей Казаковской пасеки, протекал мимо Спасского всем Еланским оврагом через деревню Турбанка и впадал в реку Урынга.

Я уже говорил выше, что у спасчан было своё доброе отношение к своим источникам. Перед долгой разлукой с родиной – будь то служба в армии или что -то другое, каждый считал своим  долгом прийти и поклониться  ключу. То же самое было при встрече. Это велось исстари и было хорошей душевной традицией.

Вода по своему была священна для людей того времени. Ведь она не только поила, она и кормила человека. Почти в каждой из деревень, находящихся рядом с протекающими реками Урынга и  Урга, стояли водяные мельницы. Они не только мололи зерно, но и регулировали уровень воды в реках, создавая хорошие условия для заливных лугов и бахчевых культур. Крестьянин, следивший за своей мельницей, считал реку своим другом.  Он заботился о чистоте её русла, берёг  рыбные запасы.  Автору этих строк посчастливилось застать то время, когда даже в  Сюрюхе можно было чудесно порыбачить. Почти любая белая рыба, начиная от  пескаря, водилась в этой речке. Сегодня от этих речек-рек остались лишь крутые берега, напоминающие нам  о том, что здесь когда-то была большая и чистая вода…….

                  PS: В дополнение к выше сказанному нельзя не вспомнить о том, что  около Спасского в лесном массиве располагалось несколько больших пасек. Самая ближняя была рядом с Девичьими полянами. На территории пасеки, кроме рабочего родника, было небольшое озерцо, в котором летом можно было искупаться. Воды этого источника текли вниз в овраг, давая очередное название-«Мокрая стрелка». Следующая пасека - Казаковская своим мощным ключом, на выходе из оврага соединяясь ещё с одним источником, давала начало Еланскому ручью. Тубанаевская пасека располагалась в одном из оврагов недалеко от Заводского озера. Её рабочие родники несли свою воду к  Тубанаевке, - соответственно было и название. Самая удалённая пчелиная здравница под названием «Кривоноговская» находилась в основании лесных оврагов. Водичка её родников текла своим маленьким руслом по направлению к бывшему пионерскому лагерю, к Шиповому оврагу. Родники всех  пасек были в отличном состоянии, поскольку пчела просто не может обходиться без воды. Вот и относился человек к своей водичке с большой душевностью……

 

                                                                                         

 

 

 

                                                              Осень

 

                                                                                                                           Уж осень отряхает последние  листы

                                                                                              с нагих своих ветвей.                    

                                                                                                                                                                          ( А. С. Пушкин)

               

Осень и весна. Какие два совершенно разные между собой времени года и удивительно прекрасные, каждое по- своему. Осень и весну я люблю, наверное, одинаково, но охотясь осенью в пору золотого листопада на вальдшнепа и весной на тяге, впечатление от обеих охот разное. Весной, находясь в лесу на вечерней тяге, или сидя в шалаше на весеннем разливе с подсадной уткой, как чувствуется пробуждение природы, особенно если вы молоды, сильны. Ведь буквально каждая птаха в эту пору поёт, славя весну и любовь. И опускается иногда ружьё в руках молодого охотника. Как они красивы –чуфыкающий тетерев или селезень, плывущий к соблазнительнице уточке. В своём весеннем брачном наряде они так же любят в эту пору. И может вечерком охотника, тоже будет кто-то ждать….

               Осень сама противоположность весне. Любимая пора Пушкина: «Унылая пора, очей очарование». Природа вся грустит, хотя и одета в самый яркий свой наряд. Люблю я бродить по лесным тропкам в эту пору. Земля озабочена приближением зимы, первого снега, и ты сам невольно задумчив, вместе с опавшими листьями немного о чём-то грустишь. Воздух в лесу хорош - дышишь и не надышишься им. Шаги твои заглушает ковёр, вытканный самой лучшей мастерицей, русоволосой красавицей осенью. Часто вот в такие осенние денёчки, бродя по лесу, невольно останавливаешься, поражённый красотой встретившегося места. И почти у каждого охотника есть своё примечательное место в лесу, где он всегда остановится отдохнуть. У меня, например, такое местечко было у Заводского озера. С  небольшого пригорка открывался чудесный вид на это чистое родниковое озеро. Зелень сосняка очень красиво контрастировала с пламенеющими осинами и яркой желтизной берёзок. Да разве опишешь всю эту красоту на бумаге, она навсегда остаётся в зрительной памяти.

            Интересна и увлекательна охота в это время. У меня не было тогда собаки по дичи, и всё же частенько на обратном пути домой моя охотничья сумка не пустовала. Охота без собаки в такую пору всегда совмещёна с неожиданностью. Ведь выходя на лесную поляну, ты не знаешь, что где-то за кустом затаился тетерев. И его громкий взмах крыльев вообще ошеломляет и оставляет охотника без выстрела. Только отличное знание своих мест позволяло иногда взять эту осторожную птицу.   Помню довольно забавный случай, связанный с охотой на тетерева. Я скрадывал стайку тетеревов, сидевших на жниве недалеко от леса. Стрелка-овраг позволяла подобраться к желанной добыче почти на верный выстрел. И где ползком, а иногда на корточках я упрямо двигался к своей цели. И  уже была выбрана цель, сидевший ближе всех к лесу здоровенный чёрный косач (тетерев-петух). Шипение, раздавшееся около моего носа, было настолько неожиданным, что  я моментально вскочил на ноги. Виновник моего испуга стоял на маленьком пенёчке в довольно агрессивной позе. Это был карбыш, его раздутые щёки были полны зёрнами пшеницы. Он не только шипел на меня, а даже подпрыгивал от злости. Вот и стал маленький храбрец тетеревиным спасителем. Небольшой палочкой пытаюсь дотронуться до него. Как же он вцепился в неё. «Ну и злюка ты, друже, чуть мой нос не откусил, да ещё и без трофея оставил», - спокойно и чуть с укором разговариваю со зверьком.  Карбыш является подвидом  хомяка. Каждую осень он заготавливает довольно большие запасы зерна, лесных орехов и хранит их в довольно глубокой норе. Он не впадает как медведь и барсук в зимнюю спячку. В тёплые зимы даже вылезает иногда наверх.  Один из знакомых охотников частенько раскапывал карбышиные  норы. В урожайный год он доставал из норы около двух вёдер отборного ореха, к сожалению обрекая тем самым зверька на голодную смерть.

                В то далёкое время почти каждой осенью я довольно удачно охотился на осенних высыпков вальдшнепа. Бродя по лесу в конце сентября, обязательно, бывало, заглянешь на какую-нибудь лесную лужу. Если на грязи видны крестики-дырочки, значит, в лесу появился пролётный вальдшнеп. До сих пор помню каждый свой удачный выстрел в эту красавицу птицу, раскрашенную почти под осень.

                Охотился тогда я с ижевской одностволочкой, подаренной мне  старшим братом. Ехал молодой лейтенант в отпуск домой, зашёл в Москве в Военторг и купил младшему брату ружьё. (Современным поколениям не понятна доступность такой покупки, но тогда было именно так.) И лучшего подарка я не мог себе представить. Как сейчас вижу, как из липового куста на вырубке ракетой поднимается вальдшнеп и сбитый моим выстрелом падает на землю. Бегу к этому месту, а из этого же куста поднимается ещё один вальдшнеп и быстро скрывается за кустами. Я ошалело смотрю ему вслед: была бы двустволка,- и был бы дуплет. Мне остаётся только растерянно сжимать в руках разряженную одностволку. Очень трудно найти сбитого вальдшнепа без собаки. Помню, обошёл всю поляну вдоль и поперек, проверил каждый куст, и только случайно взгляд  обозначил его, лежащего на земле и буквально слившегося своим оперением с опавшими листьями. Как же хорош этот лесной кулик, и насколько он увесист по сравнению с весенним. Не зря этот осенний трофей считается царской дичью. Интересна охота осенью и на вечерней тяге. Тяги, как таковой, осенью не бывает, просто поздно вечером вальдшнеп вылетает подкормиться на лесные лужи-болотца. Находя подходящую лужу с множеством следов лесного кулика, я затаивался в кустах и терпеливо ждал. В случае тёплых осенних вечеров я был вознаграждён чудесным осенним трофеем, а случалось и не одним. Сложность стрельбы почти в темноте делала этот трофей ещё более ценным.  В один из таких осенних вечеров со мной произошёл довольно интересный случай. Охота была закончена и краем леса я неторопливо пробирался в сторону дома. Птицы, которые стали подниматься рядом, были для меня неожиданностью. Довольно плотная, поднимавшаяся с большим шумом стая переместилась недалеко и тут же стала садиться. Было почти темно, но мне удалось точно определить ,что это были вальдшнепы. Я знал, что по  роду своей жизни он лесной отшельник, а тут большая стая этих птиц вместе. Вот здесь и напрашивается слово «осенняя высыпка вальдшнепа».

В дальнейшем за долгую охотничью жизнь ничего подобного мне видеть не приходилось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Центральная районная библиотека  МБУК МЦБС Спасского муниципального района

Наш адрес: с. Спасское,  пл. Революции,71, Телефон: 8 (831) 65 - 2 – 54 – 15, Факс:  8 (831) 65 – 2 – 56 – 64, Сайт: http://spas-bibl.ucoz.com, e-mail: spasskay_cbs@mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                   Без выстрела, но «с полем».

                                               После долгой разлуки

 

                                                                                                                                    Когда стихает шум дневных хлопот,

                                                                                     и мысль уходит в мир воспоминаний,                                                     

                                                                                                                                         я снова вижу дни моих охот,

                                                                                                                                         былые дни охотничьих скитаний.

                                                                                                                                         Что только ни рисуют мне мечты:

                                                                                                                                         порошу, ток и тягу, и в тумане                                 

                                                                                                                                                                                лесную даль…..

                                                                                                                                         Но неизменно ты, родная Родина                                        

                                                                                                                                                                                                  моя,

                                                                                                                                          стоишь на первом  плане.

 

           Как хорошо после шумного большого города весной приехать на родину в отпуск. Сколько планов на предстоящие охоты - на токах, с подсадной уткой в заливной пойме и конечно ,на вечерней тяге. Стучат и стучат колёса поезда, а мне кажется, они выстукивают: «До-мой, до-мой, на охо-ту». И разве заснуть в эту лунную, убегающую за окнами поезда ночь, ведь тебе идёт двадцать четвёртая весна, ты полон чувствами предстоящей встречи с родной и близкой тебе природой. Так и встречаю рассвет у окна поезда,  наверное, вместе с чибисом, который выделывает любовные пируэты в воздухе. Мне кажется, я слышу эти так знакомые  вибрирующие звуки, которые он издаёт крыльями. А вот и та, ради которой он совершает свой воздушный танец. Небольшая  самочка перебегает от лужи к луже, как бы не замечая своего кавалера.

           Поезд  пробегает мимо небольшого болотца. Вижу там несколько куличков и брачную парочку чирков-трескунков. Ну, если чирки пришли, то кряковые утки и подавно на большом разливе есть. И радостное волнение предстоящей охоты охватывает меня. А тяга! Ведь на ней я не был четыре года (снилась она мне во время трёхгодичной службы на Военно-морском флоте)..-Самая поэтическая и красивейшая из всех охот, - может ли она не волновать сердце охотника. Коротка весенняя охота,- всего десять дней. И вряд ли хотя бы одну утреннюю зорю пропустит в это время настоящий поклонник «Дианы». Разве можно спать в такое утро, когда только выйдешь за посёлок, а из Круглой рощи вовсю слышно бормотание и даже чуфыканье тетеревов. А вчера, говорят, такая тяга была в Конюшихе…. И обязательно забежишь к любимому дяде поделиться новостями, послушать байки старого охотника. А я уже заранее знаю, как дядя Саня свернёт самокруточку, затянется крепчайшим самосадом и начнёт своё охотничье повествование. «Ну, что сейчас за ружья, начинает дядя, пуколки, за километр их не слышно. А вот раньше, бывало, стоишь на тяге в Елховском лесу и знаешь, что на Белом сегодня Скворцовы охотятся. А почему,знаешь? Да всё по ихней рушнице. Стоит им один раз ударить, такой гул пойдёт, как  после пушки, а ведь расстояние, пожалуй, побольше десяти километров будет. Калибр серьёзный-десятый, порошку дымного принимал хорошо. А вот у дедушки Коптева еще серьёзнее была фузея. Зимой заяц выскочит, дедушка не спешит. Сначала треногу-упор разложит, правой ногой в снегу покрутит, так же упор найдёт и начинает целиться. Редко какой русак уходил. Вот так то, восьмой калибр с гранёными стволами, - это, племянник, не шутка». А отдача, наверное, дядя Саня, какая была, без плеча можно остаться. Подушку под приклад они не брали на охоту? Александр Михайлович, сворачивая очередную самокрутку, лукаво улыбается, я смеюсь во весь голос.

             Воспоминания проносятся в голове, а поезд шумит уже железнодорожным мостом через реку Пьяна. Я вижу её широкий пойменный разлив и  даже стайку кряковых уток на водяной глади. Ещё совсем немного пути, и я выхожу на  станции города Сергач. Часовая тряска на стареньком автобусе, и скоро покажется моя родина, любимое село Спасское. Пока еду на автобусе эти последние километры, не отрываюсь от окна. Как же всё мне знакомо и мило. С каждой стрелкой-овражком, небольшой речкой связан отдельный охотничий случай. Зимой здесь частенько тропил русаков, в летне - осеннее время охотился на уток.

             И вот я в Спасском.  С волнением приближаюсь к своему старенькому пятистенному дому. Сразу вижу дядю около своей половины дома. Он как всегда что - то мастерит топором, до меня доносится запах свежеошкурённых осиновых брёвен. Обнимаюсь с дядей, а потом сразу вопросы по теме: «Как охота?». «Да я вот ружьё в сундук спрятал, - шутит дядя, охота - то этой весной запрещена». Настроение слегка омрачается, обидно конечно чуть – чуть. Но это не лишает меня  возможности встретиться со своей родной природой. И пусть моё ружьё в эту весну молчит, я просто буду слушать, сохранив жизнь и любовь пернатым друзьям в это прекрасное время года. На крыльце меня уже встречает мама. Родная моя, сколько тревог и волнений приносил я тебе в школьные годы. Страсть к охоте заставляла идти на разные хитрости (особенно, когда выпадал первый снег). А ты сама, с детства любившая лес, в душе очень хорошо понимавшая меня, жалела, видя, как я страдаю, когда отец, дядя и старшие братья собираются на охоту по первой пороше. Хорошо зная причину моего «заболевания», для того чтобы её сын не вырос невеждой, со всей строгостью «лечила» меня от всех моих «недугов». И всё же частенько в такую пору сбегал я с последних уроков.

                Выхожу в сад, вдыхаю полной грудью запах Родины, тропкой пробираюсь к моему летнему домику, нашему амбару. В нём почти ничего не изменилось. Всё так же висит на стене картина Перова «Три охотника», так же задумчиво отдавшись осенней грусти, окружавшей его, а  может и новой главе поэмы «Евгений Онегин»-смотрит со стены А.С.Пушкин. Мне кажется даже запах яблок анисовых и антоновки всё тот же. Снимаю со стены старенький отцовский Зимсон (ружьё, с которым последнее время охотился), прикладываю его к плечу и снова очень остро чувствую: я дома.

                Итак, вечером иду на тягу без ружья. И всё - таки я счастлив. Настоящие охотники поймут меня. Шумок-русская гончая,- весь день крутится рядом. Узнал чертяка. Отец не радует его частыми выходами в поля,- вот он и уразумел своим собачьим умом, что с младшим хозяином в этом случае надёжнее. Тогда весной не разрешалось брать с собой в лес подружейную собаку, особенно гончую, но могу ли я сегодня после такой длительной разлуки обидеть своего верного пса. И вот мы вышли. Проходим  Дёмин сад, около колхозного амбара вижу знакомый куст бузины. В недалёком прошлом из под Шумка здесь вылетел здоровенный русак и провожаемый моим бесполезным выстрелом, скрылся восвояси. Вот Шумок и сейчас проверил это местечко. Проходя мимо колхозного пруда, невольно обращаю внимание на него, большая часть водоёма уже освободилась ото льда- частенько сюда садятся пролётные утки. Вот и Круглая роща. Иду тропинкой между тополями, их своеобразный, весенний запах неповторим. Тропинка через орешник выводит меня в сосны, где дышу и не надышусь пьянящим весенним воздухом. Медленно иду дальше к заветной поляне, где когда-то был взят первый вальдшнеп. Она находится рядом с опушкой леса, несколько дорог пересекают её. В конце ,чуть-чуть скрытый кустами, уютный пенёчек,- вот на нём я и устраиваюсь. Как же вокруг хорошо! Зелень сосновой рощи контрастирует со смешанным лесом. Берёзки и светлозелёные осины оттеняются тёмным дубняком, на фоне орешника краснеют кусты тальника. Может от близости сосен, воздух изумителен. Пахнет хвоей, прелой землёй, совсем недавно освободившейся от снега.  Шумок, как бы понимая на какую охоту пришёл сегодня хозяин лежит рядом. До начала лёта лесных куликов ещё целых полчаса, и я слушаю апрельский лес. А вечер сегодня действительно хорош. Обычно, предвестником таких славных вечерочков являются комары, вьющиеся в воздухе. Тяга всегда связана с какой-то таинственностью, молчанием. Я не люблю, когда в такой вечер рядом стоит человек, нарушающий лесную симфонию разговором, шумом. Чашу такого вечера всегда нужно пить до дна. Как хорошо раствориться, слиться с лесом, стать его частичкой и сколько впечатлений и радости можно получить в такой вечер, сидя тихо на лесном кресле-пенёчке, наблюдая всё со стороны, оставаясь незамеченным для лесных обитателей.

                Вся эта получасовая охота как раз и начинается во время перехода вечера в ночь, вот эти минуты я особенно люблю. Замолкают первые весенние певцы-дрозды, и постепенно лесную поляну начинает окутывать лёгкая мгла. На небе ещё осталась полоска заката, но  уже загораются первые звёзды. Где-то, как будто совсем рядом бормочет тетерев. Прошуршав крыльями, стрелой промчались над лесом утки, наверное, подались в сторону Колхозного озера. Все звуки в эту начинающуюся весеннюю ночь предельно четки. Вот кто-то зашуршал старыми листьями под дубочками, ты весь во внимании. И вот на фоне белеющего кусочка снега показывается серый комочек. Да это ёжик вышел поужинать, а нередко(ещё полусонного после зимней спячки) и барсука можно увидеть.- Вылез из тёплой уютной норы в Мокрой стрелке, теперь будет шастать по лесу, промышляя себе что-то съедобное,- проголодался, исхудал за долгую зиму. А вот недалеко кто-то загнусавил- заверещал- это зайчишка ищет свою подругу. И вот в лесу совсем тихо, и только ручеёк в овраге шумит, чуть-чуть нарушая тишину. Вечер постепенно угасает. Последний раз прокричала зорянка, как бы пожелав всем лесным жителям спокойной ночи. Вот теперь ты само внимание: слух напряжён до предела. Среди любых звуков он может выделить этот свист, а потом хорканье  летящего или, как говорят охотники,  тянущего вальдшнепа.

                 А дрозды сегодня, как с ума сошли - трещат так ,что мне кажется, я не услышу того, ради которого сюда пришел. Мне очень нужно увидеть и сначала услышать СВОЕГО вальдшнепа,- после более трёхгодичной разлуки это должно произойти. Верю в свою счастливую звезду. Поглаживаю Шумка, который внимательно смотрит умными глазами и, наверное, понимает меня. Стихают  неугомонные дрозды, наступают лёгкие сумерки,- пришло моё время.

                 Непередаваемо волнующий нежный свист, а сразу за ним хорканье подбросили меня с пенёчка как пружиной. Может показалось,- нет, точно тянет, и я уже слышу, летит со стороны Девичьих полян. Вальдшнеп вынырнул почти рядом над моей головой и, хоркая, пролетел всей поляной. Как завороженный, слушал постепенно удалявшегося от меня этого лесного носителя любви. На глаза навернулись слёзы. Кажется, я тогда поцеловал Шумка в  его холодный, мокрый нос, говоря своему бессловесному другу: «Шумушка, слышишь, протянул ведь, протянул же…..». Родная и милая наша Природа, сколько счастья ты способна подарить людям, ценящим тебя, понимающим всю красоту твою и величие!

Тяга закончена. Возвращаюсь домой лесной тропкой. Давно уже отошло то время, когда лес пугал своей темнотой, неизвестностью. Спускаюсь в тополя. Из Мокрой стрелки булькает весенний ручеёк, припадаю губами к его прохладной чистоте. Вода отдаёт последним вешним снегом и ещё чем-то необъяснимо хорошим. Выхожу из тополей. Вдали светятся огоньки родного Спасского. Заранее знаю, что меня уже ждут, весело гудит на столе наш старенький тульский самовар. Моя милая мама снова будет счастлива, увидев всех в семейном кругу….