Марокканские хроники-2

Стать своим нетрудно в любой стране, главное - быть искренним

 

 

 

 

Отправляясь в Марокко, мы ставили перед собой серьезные, но вполне доступные цели: покорение высочайшей вершины северной Африки, изучение акваторий морей и океанов, осмотр исторических и архитектурных памятников. Но никогда я не забывал о своем главном мотиве: узнать мир, людей, их жизнь. Встречи в пути всегда неожиданны, быстротечны, они мгновенно тебя “проявляют” и многое говорят о душах других людей. Ведь со случайными попутчиками мы искренни и честны, наши беседы зачастую похожи на исповеди. И либо этот мир нас принимает, и тогда происходят чудеса, либо он заставляет задуматься о том, как мы живем...


Инша-Алла

Выехав из Мерзуги, мы решили перекусить в какой-нибудь деревушке и зашли на местный рынок. Здесь и произошла наша встреча с местным бербером Хасаном. Поняв, что мы хотим покушать, он пригласил нас к себе домой, пояснив, что для него это будет очень почетно и его жена с удовольствием приготовит таджин и кус-кус для его друзей, а затем, переночевав на самых мягких подушках, утром мы сможем отправиться в путь. И если будет на то воля аллаха (Инша-Алла), то мы снова окажемся в его деревне и он вновь с радостью примет нас как дорогих гостей. Мы не сразу решились на этот легкомысленный поступок, но искушение было очень велико. Пожить у настоящих берберов, не отравленных вкусом легкой наживы за счет туристов, было моей мечтой.

Мы купили баранины и овощей, необходимых для таджина, а также пакет со сладостями для жены, матери и детей Хасана и поехали к нему домой. Не сказать, что Хасан живет богато, скорее это бедный марокканец, но искренний и гостеприимный. Все представляло для нас экзотику: и мытье ног гостей из красивого кувшина над тазом, и убранство помещений. Мы сели в гостевой комнате, жена Хасана внесла таджин и тут же скрылась.

Таджин — это было действительно очень вкусно. Одновременно были поданы салаты, хлеб, оливки. Затем последовал и кус-кус, фрукты. Все сопровождалось восхвалением аллаха за гостей и пищу. Мы остались в этом гостеприимном доме до обеда следующего дня, здесь же зарядили все наши аккумуляторы. Утром оказалось, что молодая и проворная жена Хасана успела еще нас и обстирать!

Эссуэйра

Слово-то какое, будто из песни. И действительно, этот очень древний портовый городок и с недавнего времени морской курорт в настоящее время знаменит как приют для многочисленной армии художников, поэтов, музыкантов и прочих артистов, как называет себя любая встретившаяся вам творческая личность. Белые дома, голубые ставни и двери, крепостные стены города, бережно хранящие многовековую историю... Эссуэйра — один из красивейших городов атлантического побережья Марокко. Пляжи этого курорта известны во всем мире благодаря нежному песку и удивительно мягкому климату. Сегодня Эссуэйра является центром современного марокканского искусства, здесь проводится ежегодный фестиваль музыки гнауа. Неподалеку один из самых известных центров серфинга — ветры Атлантики здесь особенно сильны, что благоприятствует проведению международных соревнований по этому виду спорта.

Искрящиеся на солнце брызги, живописная береговая линия, силуэт древнего города...

Особенно мне запомнилась встреча с двумя артистами — Алианом и Фалько, которые тоже выбрались путешествовать, но не с таким размахом, как мы, а просто вышли на улицу и запели. Лет пятидесяти-шестидесяти, с одухотворенными лицами, они сразу же заинтриговали меня: возле них не было никаких шляп или футляров для “коллекционирования” денег, как это принято у некоторых музыкантов, например, в Нижнем Новгороде. Я не знал, как мне поступить: останавливаться и слушать было как-то неудобно — так страстно люди поют только для себя, не на публику. И я не придумал ничего лучшего, чем делать вид, что разглядываю витрины магазинчика рядом со “сценой”.

Один из музыкантов подбодрил меня приветствием и, забежав в этот самый магазинчик, вынес для меня стул: “Что вы желали бы услышать?” На этот вопрос Алиана я попросил сыграть что-нибудь бразильское. Алиан уточнил, что именно, и, получив ответ, сыграл “Самбу одной ноты” великого Антонио Карлоса Джобима, а затем предложил сыграть мне. Я ответил “Корковадо”. Гитара летала туда-сюда, пока мы не “упали” в босса-нову. Около нас собрались наши братья-туристы — японцы, англичане — и марокканцы, и когда мы втроем вспомнили “Девушку из Ипанемы”, то сорвали аплодисменты.

Вот тут-то и познакомились поближе. Оказалось, что Фалько не работает в магазине, а является его владельцем. Алиан же хотя и профессиональный музыкант, но игра на улице — это не работа, а просто жизнь. Жизнь, которую они со своим другом и проживают на улице Эссуэйры среди таких же романтиков-горожан и романтиков-гостей. И теперь у меня появилось еще одно местечко в мире, где будут искренне рады разделить мою любовь к гитаре!

Андрей ПРИПИСНОВ
Фото из архива автора