Страна вечного детства-1

Индия удивительная, неожиданная и контрастная


Три раза я ездил в Индию и вновь мечтаю о ней. Только после третьей поездки я понял почему. Отдохнуть от шумного города и его суеты можно и в лесу нашей средней полосы. А вот почувствовать себя свободно и защищенно, как в детстве, даже в шумном обществе можно только в Индии. Потому что Индия — это страна вечного детства, по крайней мере, с возрастом индусы не утрачивают душевной молодости.

Индия удивляет сразу, как только вы прилетаете в Дели. Для нее не годятся никакие однозначные оценки. Например, нельзя сказать одним словом, богатая это страна или бедная. Ковры по всему коридору аэропорта, ведущему от шлюза до зала прибытия (вместо наших пластика и металла), и люди, лежащие на грязном полу того же зала. Но как только пройдет первое впечатление от внешней неустроенности этой страны, вы увидите, насколько она развита духовно!

Индусы благодушно настроены к любой религии. Но христианам, к которым автоматически относят иностранцев с белым цветом кожи, не так-то просто попасть в некоторые индуистские храмы. Нам помог один “абориген”, который провел нас внутрь Золотого храма в Варанаси, священном городе на берегу Ганга. После осмотра я попросил его рассказать о буддистских святынях. И он поведал мне о том, какие места представляют интерес для паломничества, как мне туда проехать и как лучше одеться. А когда я поинтересовался раджи-йогой, доктриной, посвященной совершенствованию внутреннего мира человека, он искренне обрадовался “богатству моего внутреннего мира, населенного столькими богами”...

Ауровилль

Ауровилль — это город будущего, куда съезжаются со всего мира люди для того, чтобы избавиться от денежных отношений, заниматься исключительно творчеством: танцами, музыкой, живописью... Расположен он на побережье Бенгальского залива, недалеко от города Пондичерри. Идея создания на земле Индии интернационального поселения, где дети разных народов могли бы жить в гармонии с собой и окружающей природой, постепенно формируя общину “совершенных людей”, была благосклонно воспринята правительством Индии. Первые поселенцы на месте будущего города появились уже в 1967 году, а 28 февраля 1968-го состоялась официальная церемония основания Ауровилля.

Живет Ауровилль за счет пожертвований, продажи сувениров, коммерческой деятельности: отелей типа того, в котором мы жили. Кстати, хозяйка нашего отеля, Таня, приехала сюда из Одессы, о чем можно догадаться по малороссийскому заборчику под окнами ее бунгало. Таня — очень известный персонаж в Рунете, но этому совсем не рада, даже напротив. Она считает, что про ее отель там столько всего наплетено, что неловко бывает, когда приехавшие россияне сталкиваются не с ашрамом, а c обычной пляжной гостиницей.

Самое главное культовое сооружение Ауровилля — храм Матримондир. Чтобы попасть туда, нужно пройти нешуточные испытания. Во-первых, новому человеку нужно приехать непосредственно в Ауровилль, где он может получить список отелей, рекомендованных для проживания. Другими словами, только в том случае, если он остановился в одном из этих отелей, ему будет дано “добро” на посещение Матримондира.

Далее необходимо просмотреть ознакомительный фильм, посвященный Ауровиллю, после чего вам дадут билет на осмотр Матримондира снаружи (примерно с 300 метров). Этот же билет будет необходим и в дальнейшем, когда вы захотите посетить храм. Для посещения и медитации нужно рано утром позвонить по телефону, который вы узнаете в приемной для гостей (reception), и вам сообщат номер вашей очереди для осмотра Матримондира. В положенное время, в 16.00, нужно подойти к соответствующим воротам, показать билет и сообщить “пароль” — ваши номера в очереди. Далее, после получасовой лекции с вопросами и ответами вы наконец подойдете к цели, где вам предложат разуться, оставить фото- и видеокамеры и войти внутрь. В нижней части Матримондира располагаются индивидуальные раздевалочки, представляющие собой закрытые с трех сторон кабины с лавочками, где вы одеваете белые носочки, выданные служителями.

Затем по воздушным лестницам вы подниметесь вверх, где на плоскости, расположенной под куполом сферы, вокруг огромного цейсовского кристалла (искусственного топаза) располагаются подушечки, на которых можно медитировать. Но вся процедура обставлена с такой торжественностью, что моя спутница Валя, проникшаяся церемонией, осталась неподвижно сидеть в раздевалке с серьезным лицом. Когда мы спросили ее, в чем дело, она ответила:
— Я медитирую.
— Так еще рано, мы пока не дошли!

На кристалл падают отраженные от целой системы зеркал, управляемых компьютерами, солнечные лучи, и вокруг него образуется как бы некое светящееся и переливающееся облачко. Акустика зала такова, что сдержанное чихание приводит не просто к кратковременному грохоту, а сопровождается в течение минуты какими-то потусторонними пересмешками. Но через пятнадцать минут медитация заканчивается, и просветленные посетители выходят наружу, возвращая белые носочки. Им предлагают погулять вокруг Матримондира, к зависти очередных его посетителей, любующихся на храм из-за ограждения. Нам увиденное, по общему мнению, сильно напомнило фильм “Отроки во Вселенной”.

Но вместо недели нам хватило для осмотра Матримондира всего двух дней. Хотя именно здесь у девчонок, как я полагаю, стало расширяться сознание. Когда вечером на берегу океана мы любовались звездным небом, Валя с удивлением отметила, что не может найти единственные знакомые ей созвездия — Большую и Малую Медведицы. Я пояснил, что их можно обнаружить лишь под утро. Она попросила показать ей хоть что-нибудь, но я ее разочаровал, сказав, что местного неба не знаю. Глубину Валиного проникновения в сознание человечества, на мой взгляд, убедительно характеризует ее следующая фраза: “Но посмотри внимательней на небо: там определенно какие-то созвездия!”

На следующий день мы уже катили на самую южную точку Индии.

Каньякумари (мыс Кумарин)

Каньякумари — это уже штат Тамил-наду. И это одно из мест паломничества индусов. Оно известно тем, что там можно наблюдать над морем и закаты, и восходы Солнца. Здесь дева Каньякумари, именем которой названо это место, ждала своего супруга Шиву. Имя ее можно перевести как “целомудренная девушка”. Подобно христианским девственницам, она поклялась, что мужем ее будет только бог. И сильнейший среди богов явился к ней, тронутый ее аскетическими подвигами, — он вообще не забывал являться аскетам и всегда исполнял их искренние желания. Правда, злые силы почему-то испугались этого союза, и один злокозненный асур в образе павлина (которые в Индии успешно заменяют петухов) пропел ни свет ни заря. Смущенный Шива решил, что опоздал на свадьбу, которая в Индии должна праздноваться в строго определенный астрологией час. Но все кончилось хорошо, и этот брак состоялся, а символом богини Каньякумари, изображаемой в цветастой одежде и свадебном венке, стал павлин. Некогда, вероятно, она сама была этой божественной птицей, преданно ждущей восхода солнца и приветствующей его, а потом стала естественным воплощением супруги бога. Ипостасью его верной Парвати, которая на севере предстает в образе богини разных мест, гор и долин, на юге же принимает облик животных и растений. Павлин служит атрибутом и других богов, и неслучайно царственная птица является символом Индии. “Что может быть прекрасней, чем созерцать восходы и закаты там, где дева ждала бога”, — писал Махатма Ганди про Каньякумари.

Но суровый график нашего путешествия исключал возможность встречи здесь восходов и закатов, и поэтому от Каньякумари мы не ожидали сильных впечатлений. Однако человек лишь предполагает. Неожиданно нам тут очень понравилось, но о причине я могу лишь догадываться. Дело, наверное, не в том, что здесь соединяются воды трех морских стихий: Бенгальского залива, Индийского океана и Аравийского моря. У нас даже получилось искупаться, правда, у женщин возникли трудности с переодеванием, да и обилие огромных камней на дне было чревато синяками.

Наверное, секрет обаяния Каньякумари для нас заключался в посещении забавного ресторанчика с мальчиком-официантом, который очень обрадовался путешественникам из России и, получив заказ, вприпрыжку, с песнями умчался на кухню. С тем же оживлением он подавал нам блюда и очень искренне веселился и смеялся по поводу и без повода. Лично меня порадовал его понятный, с ясным произношением и без излишних изысков английский язык. На самом деле после этого случая мне даже стало казаться, что удача путешественника состоит не в том, чтобы достичь или не достичь определенной точки, а в таких вот мимолетных, но оставляющих приятные воспоминания встречах. Мы отправляемся в путешествие не куда-то, а к кому-то и с кем-то…

Фото из архива автора